Имя Климента Редько (1897-1956) в истории русской живописи стоит рядом с именами Малевича и Кандинского, с которыми он общался, у них учился и сделал свой вклад в явление под названием «русский авангард»: будучи увлечен теориями соединения науки и искусства, разработал учение "электроорганизма" (впоследствии "свеченизма"). Его жизнь не просто пришлась на «время перемен», он стал активным участником «культурной революции» в Советской России.

Родившийся на границе Украины и Польши, талантливый мальчик поступает в иконописную школу Киево-Печерской лавры, но Первая мировая война заставляет 17-летнего юношу пойти в авиаторы. Однако на фронт Климент Редько не попал, и в бурные околореволюционные годы многое успел: учился академической живописи, ходил на митинги, слышал речь Ленина в Петербурге, работал в художественных бригадах в Киеве, переходил через фронты, познакомился с наркомом А.В. Луначарским, который направил его учиться в Москву. Именно в Москве Редько стремится осмыслить творческие поиски современных художников. Вера в безграничные возможности науки, урбанизма и техники, ощущение эпохи великих социальных свершений приводили к поискам нового яркого пластического языка в искусстве. Он действительно поражает современников урбанистическими и техническими живописными «миражами», создает абстрактные и синтетические сложные композиции.

Но в середине 1920-х гг. его искусство, впитавшее, кажется, всё многообразие художественной жизни начала XX века, неуклонно стремится к образно-реалистическому изображению действительности. Несмотря на все эксперименты, Климент Редько в центр мироздания помещает человека и с интересом его пишет. Даже в длительной заграничной командировке (с 1927 по 1935 г.), учась у французов изящной лёгкости, искусству полутонов, он создает портреты в собственной стилистике. Один «французский» портрет поступил с двумя более поздними портретами работы Редько в 1967 г. из Всесоюзного производственно-художественного комбината во Владимиро-Суздальский музей-заповедник.

«Бретонская невеста» (1934 г.) - небольшого формата портрет, где в центре внимания лишь лицо молодой француженки: правильные черты, короткая стрижка, скромные капельки сережек в мочках – всё меркнет перед серьёзностью в глазах и сложным сооружением на голове – бретонским кружевным чепцом. Бретонки в национальных костюмах – популярные модели у художников во Франции. Он пишет молодую женщину в теплой охристо-коричневой гамме, цвет фона почти сливается с тоном одежды – может быть, этот коричневый был для русского художника цветом бретонской провинции: изрезанных скалистых берегов, омываемых Атлантикой, лесистых холмов, где зимой не бывает снега, а летом жары. Потому и в бретонском костюме основной цвет – темный (коричневый или черный), а украшался он зелеными, красными, желтыми лентами и шнурами - ярких природных цветов, как ленты вдоль горловины костюма невесты. Сочетание традиций в костюме и современного облика женщины, видимо, было особенно интересно живописцу, ставшему свидетелем ломки всего старого на родине.

Все три портрета, вышедших из-под кисти Климента Редько в 30-е годы XX в., дарят нам образы молодых женщин, современниц расколовшегося мира Европы. Но портретист смотрит на них взглядом художника, одинаково восхищаясь вечной женственностью, будь то бретонка, русская пролетарка или интеллигентная девочка из семьи «красного» министра.